Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:53 

Reflection
и носик трогает сухой
Пишет Фигня:
07.06.2012 в 10:20


А я не рыдала. И, честно, не понимаю, почему вы все рыдаете. Человеку был 91 год. Он повлиял на жизни стольких людей за это время, что у меня голова начинает кружиться от мысли об этом. Он заставлял думать тех, кто не привык этого делать и навсегда разрешил мечтать тем, кто это любит. Блин, прикиньте, когда ему было, как мне, 25, то только закончилась Вторая Мировая Война и полеты в космос, не то, что на Марс, мало кому снились. У него была охуенная жизнь! Для какого еще писателя-фантаста поют такие песенки? И он всех нас сделал лучше. А теперь он ушел, а мы остались и теперь наша очередь. Мне не грустно, второй день в ушах звенит от счастья из-за того, что так долго жила в одном мире с таким человеком.

URL комментария

во-первых, я согласна. первым делом вчера посчитала, сколько ему было лет - и порадовалась. ведь правда, я выросла на вине из одуванчиков и марсианских хрониках, всё время ждала, когда мы станем смуглыми и золотоглазыми, познала трюффо (а потом и всю прочую новую волну) только благодаря 451 градусу по фаренгейту. и это только я.
во-вторых, прочитанная максофраевщина прочно засела в голове, и какой-то части меня всё же очень грустно от того, что между мной и (концом всего сущего) уже не стоят туве (янссон), астрид (линдгрен) и рэй (бредбери). с другой стороны, никто никогда и не стоял.

вот ещё,

Рэй Бредбери:
"Шире раскрой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекраснее любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя - такого зверя нет на свете"

Алексей Толстой:
"Нужно было свирепо и властно, властно и милосердно любить жизнь..."

братья Стругацкие:
"Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни."

Айзек Азимов:
"Стареть - это целая наука.
Стареть надо по доброму, милосердно, красиво - а начать надо с того, чтобы все видели, что ты наслаждаешься жизнью и доволен собой."

ну, и Туве Янссон (иногда мне хочется отнестись к жизни по-философски):
"Юнна обладала счастливой особенностью: каждое утро просыпаться к новой жизни, которая со всеми неиспользованными возможностями, абсолютно с чистого листа простиралась пред нею вплоть до самого вечера, к жизни, редко омраченной заботами и ошибками вчерашнего дня. "

"Хемуль постоял на берегу, задумчиво глядя на темные струи, и решил, что река похожа на жизнь. Одни плывут медленно, другие быстро, третьи переворачиваются вместе с лодкой."

PS и мне нравится этот дурацкий клип на ютьюбе.

@темы: вы так далеко, xbnfnm

12:21 

whale rider
верхом на ките

маша последние выходные работала в "старбаксе" и передала мне тетрадку "право действовать", одну из рождественских тетрадок, которые мы делали пару лет подряд. коричневая бумага, страницы, переложенные калькой, аккуратные надписи, иллюстрации. тетрадка мировая.

Некоторые обстоятельства и предметы в поступках
[от издателей сборника "постмодернизм как факт теперь"]
Изд. Дом "DON'T BE JABBA" 2008


Дерево имеет право действовать:
Оно вырастает, принимает ветками птичьи гнезда и прячет в дупле змею.
Оно напоминает кровеносные сосуды, тонкую графику, лабиринт, дорожки на снегу, следы голубя, собственные корни, лапки непознанного насекомого.
Дерево помнит цепкую детскую руку, ветер в октябре, смерть и рождение, полет жука, солнце как битву и облако как перемирие. Дерево играет в прятки и проигрывает. Оно располагается тут. И располагается там...

Лампочка имеет право действовать:
Она пронзает воздух, лопается и умирает. Она обжигает детские нетерпеливые кончики пальцев. Она прячется в картон и куда-то в дальний ящик.
Она вкручивается и выкручивается по законам физики.
Лампочка притягивает летчика и указывает дорогу путнику, мерцая.
Лампочка - это неправильный проводник,
ибо она не знает собственной доброты.

Даль имеет право действовать:
Даль виднеется. На рассвете, в начале января, в четверг - когда ветрено и снежно - даль обретает едва различимый цвет. На горизонте дом, где просыпается старик от собачьего лая на другом берегу. На горизонте дерево и скамейка, растрескавшаяся плоть которой укрыта ласковым январским торжеством.
Даль объединяет, хранит, предполагает невидное чудо дальнего пути.
Ей почти каждый день грустно.

Табурет имеет право действовать:
Он оставляет впечатление. Он устойчив.
Табурет поднимает ребенка над умывальником утром - почистить зубы, и вечером - к макушке новогодней елки, которую пока не нарядили.
Табурет не качается.
Он устанавливает четыре ноги и образует линейную перспективу.

Сердце имеет право действовать:
Сердце получает название и предел.
Оно двигается. "Ничего", - говорит сердце, - "ничего".
Младенческую печаль оберегает сердце и старческую тяжесть.
Мировой грузчик, силач - оно тянет простоту и смерть мира, сумерки, ряд фонарей, дрему в полдень, срез дерева, яблочный плод, солдатский крик, колготки, звонки, простые поцелуи, кино, документы, танцы, мертвую синицу, движение льдов на реке, чемоданы, другие города, летчиковое нетерпение. Образ пути придумывает оно.
Сердце - это правильный проводник, ибо оно знает собственную доброту.
Сердце простое.

Ветер имеет право действовать:
Ветер разгуливает и делает красоту.
Он развевает флаг, волосы, развешанное белье, ветку, платье, ленточку, тополиную свечку.
Ветер разворачивает флюгер, самолет, человека, речное бледное течение, морскую волну, кораблиную форму, путь планеты.
Ветер не останавливается.
Перманентная революция.
Не исключает любви.
Когда мальчик плачет, утирая скулы сползающими колючими варежками, ветер испытывает нежность, ибо он кончается.

Колонна дорического ордера имеет право действовать:
Она являет мастерство древнегреческих мастеров и занимает целую страницу в детской энциклопедии.
Может быть, временами, колонна мечтает.
"Этого достаточно", - говорит она, - "на первые несколько циклов развития человеческой культуры. Этого достаточно".

Чемодан имеет право действовать:
Он проглатывает:
две заколки, старую кукольную руку, хлопковое платье и трикотажную кофту, тридцать восемь белых и семьдесят две зеленых бусинки, яблочную косточку, пластинку с балетами Петра Чайковского, три тетрадки, томик стихов Бориса Поплавского, перьевую ручку, воздух, кофейное зернышко, коньки, плоть времени, окончание некоторых дней.

Маяк имеет право действовать:
Маяк зацветает в ночи. Горькое одиночество летчика и моряка выслеживает он. Это ежедневный солдат. Вскрывая плоть тумана утром, маяк отправляет знак земли - в море.
Приподнимая темноту ночью, он бьет пунктиром за горизонт и кому-то становится грустно.
Маяк - это лекарь, который грустит.

Птичьи перья имеют право действовать:
Они поднимают: голубя, орла, синицу, ворону, воробья, прочих летучих зверей.
Птичьи перья падают и попадают в детские руки - небесная посылка, ангелов привет, легкая сила.
"Отчего самолет без оперения", - думает ребенок.
"Отчего и рыба и собака и табурет без оперения", - думает он.
"Отчего ребенок без оперения", - думает он.
Птичьи перья, располагаясь в некотором порядке, поднимают: воздух, небо, солнце, город, морской нетерпеливый акцент.

Машинка-машинка имеет право действовать:
Она пускается на поиски приключений.
Зарывается в снег, пробует на вкус итальянский мокко, проверяет качество португальских дорог, вступает в разговор с рижскими автомобилями и предпочитает располагаться в тарелочке.
Машинка-машинка - пилигрим без цели, вечное приключение.

Корова имеет право действовать:
Она издает некоторый звук и отбивает надоедливых насекомых взмахом неторопливого хвоста.
Мууу - встречает корова ребенка.
Мууу - молоко белое как простынка.
Мууу - летит птица и, чирикнув, исчезает за коровником.
Корова - это центр.
Корова - корова.
Корова - философ.
Вся жизнь, вся еда, вся плоть.

Плод граната имеет право действовать:
О, плод граната с треском раскрывается и краснеет. Сердцевина пачкает молочные пальцы и ладони. Гранат разваливается и проникает. В детстве - это чудо и значительное действие.
Плод граната ничего не говорит:
о постмодернизме, о склонениях, о кофейных зернах, о прохладе и крокодиле.

Коньки имеют право действовать:
Они надрезают лед и останавливаются. Потом терпеливо пытлятся где-то в коридоре, берегут лезвие.
"Мальчик, мальчик", - звенят они в некоторое пасмурное утро, - "мальчик, скоро мороз возьмет эту землю живьем".
Коньки ожидают.
Это всегда стремление.

Колготки имеют право действовать:
Колготки согревают ребенка зимним утром, когда идти на учебу очень не хочется. Они раскладываются на обогревателе, у изголовья, и пахнут горячим хлопком. Колготки иногда встречаются с варежками и тогда они говорят друг другу:
"Привет, коллеги".
"Привет, коллеги".
"Сегодня, кажется, похолодало".
"Что ж нам, коллеги, не привыкать".
Колготки вытягиваются и теряют форму.

Корабль имеет право действовать:
Корабль изображает поиск и режет море пополам. Он подзывает чаек и гудит: "Гулко, гулко...".
Сколько раз на капитанском мостике ребенок глядел в даль, обернутую туманом.
"Гулко, гулко...".
Корабль стягивает берега и страны.
Он тоскует ибо не знает предела.

Человек имеет право действовать:
.....
......
.......
........



***
мне особенно нравятся рисунки, и то, как маша пишет "силачь", и интеллигентные колготки, и сочетание крика и простоты.
теперь, когда я пытаюсь создать еще одну такую рождественскую тетрадку, у меня холодеют пальцы, потому что какая-то часть этого восприятия недоступна, пока/уже/еще/временно недоступна.
запись создана: 04.12.2010 в 22:45

@темы: lukea

i feel beautiful and pancakes

главная